the creator

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

the creator > | проза |




среда, 24 июля 2013 г.
Разрыв-трава Длинноухое создание 09:26:44
Автор: ­Длинноухое создание
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Рюзаки Мигуми(м)/Мичироко Лелу(ж)
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Романтика, Флафф, Songfic(Обе-Рек - Разрыв-трава), ER (Established Relationship)
Размер: Мини, 4 страницы
Статус: закончен
Источник: http://ficbook.net/­readfic/754289

Подробнее…Лучи летних дней впервые греют так тепло. С земли все еще тянет приятной прохладой - она еще не прогрета. Лишь раннее утро… Но солнце уж палит, принимая все в жгучие объятия. Скоро наступит осень, и солнце станет холодным. А вокруг тишина. Лишь где-то неподалеку журчит узенькая река, ударяясь о камешки. Капельки воды бьют по мелким листьям молодой ивы, склонившей свои гибкие ветви к речному истоку, едва касаясь его. Где-то в густой роще притаилась диковинная птица. А поет-то как… Замечательнее всякого певца дальних краев, что тебе не знакомы. Песнь долгая, продлится дотемна, когда небо будет устлано малиновой пеленой. А сейчас…а сейчас – облака. Мягкие, пушистые, они принимают причудливые формы, занимая тебя на пару-тройку минут своим видом. Но главное богатство этого времени - огромное поле чуть недоспелой пшеницы. Оно настолько велико, что, наверное, играть здесь в салочки можно целую вечность…
- Догоняй! – ее искренний, по-детски наивный смех заставляет юношу оторваться с места, неспешно шагая за девушкой.
Она осторожно, но быстро ступает босыми ногами по земле, неприятно ударяясь коленками об упругие колосья. Но это ничего. Веселье и радость того стоят.
- Лелу, постой… - он пытается ее остановить, но ведь она не послушает его слов о том, что холодно, нет.
- А ты догони меня! – барышня вновь ускользает, исчезая из поля зрения.
И лишь слышен ее приятный уху смех да шелест пшеницы то там, то здесь. Ах, вот она…
- Не поймаешь, не поймаешь!
- Ох, Лелу, ты сама напросилась! – юноша со слабой улыбкой, с зарождающимся азартом принимает вызов.
Не успевает он сделать и шагу, как вновь замирает. Мичироко совсем-совсем рядом, вот, перед ним. Изумительная улыбка на ее устах и на душе Рюзаки становилось спокойно, тепло. Поднеся пальчик к губам, девушка тихо хихикает, а после – снова поднимает большие, ясные глаза к Мигуми. В ее взгляде нет того мрака, что знает сейчас мир.
Ветер сильным потоком дует в спину, словно подталкивая Лелу навстречу. Ветерок стих, а вместе с ним исчез и звон золотистых колосьев. Глубокий вдох. Рюзаки делает шаг вперед, заключая девушку в крепкие объятия. Уткнуться в ее волосы, в самую макушку, ощущать терпкий аромат лаванды, а затем, губами коснувшись ее лба, отстраниться, отступив на полшага. Юноша заглядывает в ее напуганное лицо, произнося почти шепотом:
- Поймал. Поймал, Лелу…

Степной цветок плетет былины,
Речной исток роднится с ивой,
И дотемна под шепот листьев
Роща поет про долгий полет.
Певец крылатый - листок примятый
Лег под ногой. Искрится росой
Ковер зеленый под утренним лучом.

Солнце уже высоко-высоко и объятья его все сильней. День будет жарким. Поле, полное золота, источает прелый, но все же приятный аромат, что понуждает забыться, почувствовать то неповторимое, что-то внутри.
Опустившись на недоспелые колосья золотистой пшеницы, Лелу протягивает ручки вверх, к небу, словно старается ухватиться за что-то. Просто лежать на земле, рассматривая причудливые формы облаков, о чем-то мечтать…
- Рюзаки…
- Мм? – а юноша здесь, рядом.
Он лежит, закрыв запястьем глаза. Его совсем не интересует то, что твориться вокруг, главное – она рядом.
- Рюзаки, скажи, как думаешь, почему ветер такой жестокий? – грустно произносит Лелу, тут же поворачивая голову к Мигуми. – Он с такой ненавистью бьется о землю, мнет колосья.
Она смотрит с какой-то жалостью, сожалением.
Усмехнувшись, Рю открывает глаза, убирая руку на землю. Юноша меньше минуты думает над ответом, а затем улыбается.
- Ну, - начинает он, - на самом деле, ветер счастлив.
- Это он так счастье выражает? А чему ему радоваться?
- Хм… О! Вон, видишь, парит орлица? – Рюзаки поднимает руку, указывая на маленькую точку в небе. – Мне кажется, ветру она приглянулась, оттого звенят пшеничные колосья… И ветер – не птица, потому он мнет травы, злясь на всех и ни на кого. А вообще, орлица, она….
Его рассказ прерывает заливистый смех девушки во весь ее дивный голосок. Пытается хоть как-то унять себя, чтобы юноша мог спокойно продолжить, но тщетно. Поднимая ручки, она прячет лицо в мягких рукавах своей кофты. Мигуми краснеет и хмурится. Эко как его рассказ прервали…
- Ой, прости, Рюзаки. Я… Рюзаки, откуда ты это взял? – от ее смеха остается лишь теплая улыбка.
- Знаю! – наиграно-обижено и так важно заявляет юноша.
- Больше похоже на сказку… Ну так откуда же? - тише спрашивает Лелу.
- Ветер рассказал… - слабо улыбаясь, отвечает Рю.


Веселый звон принес нам ветер
О том, что птицу в небе встретил,
Любовь к орлице я в нем приметил
И рассказал тебе все что знал
И ты смеялась и прятала лицо в рукавах
При этих словах, что мне поведал
влюбленный ветер-странник...

И вот, наконец, рыжее теперь небо бережно окутывает густую рощу, где умолкает таинственная птица, иву у речного истока и даже золотое поле недоспелой пшеницы. Огненно-рыжее солнышко заставляет колосья будто светиться, излучая богатое свечение. То, что невозможно потрогать, но лишь почувствовать. Холодает. Приближение осени особенно заметно ближе к вечеру…
Очередная прогулка по бескрайнему полю, просто держась за руки, крепко сжимая ладони. Снова посиделки у скалистого камня. Кажется, раньше здесь было что-то особенное. Размытые веками узоры с тысячами трещинок на камнях рядом.
Лелу срывает еще один колос богатой пшеницы, вплетая в плотный венок. Подбирая платьице, она снова усаживается на землю. Тихо напевает себе под нос, полностью увлеченная делом. Тихо и так спокойно.
А Рюзаки лишь наблюдает. Пока – ему хватает и этого. Опираясь спиной о древний камень, Мигуми вертит серый осколок камешка. На нем что-то написано, не разобрать…
- Как красиво! Гляди, впереди так много алых цветов… Рюзаки, давай сорвем их?
Девушка примечает ярко-красные цветы бальзамина неподалеку и уже поднимается, делая шаги вперед.
- Ой, Рюзаки, кажется, там змея! – Лелу отскакивает назад, замечая, что юноша уже было подорвался с места, дабы спровадить нежеланного гостя. Оказалось – зря. И он снова занимает насиженное место.
- Не подходи ближе. Она стережёт особый цветок – вполне серьезно заявляет Рюзаки.
- Что в нем особенного? – Лелу устало опускается на землю, подбирая незаконченный венок из пшеничных колосьев. Ох, кажется, этот чудак снова что-то выдумал.
- Ты не знаешь? – вынимая изо рта сухую травинку, интересуется юноша.
- Не знаю чего?
- Люди издревле верили, что существует степной цветок, наделенный волшебной силой. Обладая таким цветком, ты можешь открыть любую дверь, любой замок! – юноша отложил в сторону камешек, что он изучал ранее, а после вернулся к легенде. – Но цветок стережет змей…Да и не так-то просто среди обычных цветов найти тот самый, единственный, что откроет запретное.
- Вот как…А как же найти его, а, Рюзаки? – Лелу слушает с неподдельным интересом. Она ведь любит эти его истории. Верит далеко не во все, но так приятно окунуться в придуманный им мир, где так легко…
Мигуми тихо выдыхает, поднимая голову.
- Вон там, видишь, гнездо?
- Угу.
- Есть такой старинный обряд. Раньше люди шли к нему и ждали, когда мать улетит, чтобы найти пищу птенцам. Тогда люди закрывали птичье гнездо так, чтобы по возвращению птица-мать не могла проникнуть в гнездо. Она должна была лететь назад, далеко-далеко, чтобы найти и сорвать цветок, который бы затем открыл ей проход. Когда цветок оставался без надобности, люди подбирали его в алую или белую тряпочку, чтобы не обжечься о его пламенные лепестки.
- И что потом?
- И такой стебель был ключом к чему бы то ни было. Разрыв-трава, по поверьям, ломала все – дерево, медь, сталь и даже самое прочное золото.
Его голос стих, а сам юноша обращает взгляд к Мичироко.
Возвращается из чудесного мифа в реальность, а затем она слабо улыбается.
- Разрыв-трава? Должно быть, такой цветок и правда стоит беречь. Не хорошо будет, если он попадет в недобрые руки.
- Правильно. – заключает юноша.
- Слушай, Рюзаки, а это…ты это тоже придумал, да?
- Что? Нет! Вот же, на камнях написано! Если присмотреться, то, гляди, тут точно так все и написано!
Юноша негодует, пытаясь хоть как-то защитить свою историю…
- Рюзаки…
- Ну?
- А если приложить этот цветок сюда, к сердечку? – она складывает ручки на груди, терпеливо ожидая ответа.
- Знаешь, Лелу, а это хорошая идея. – Мигуми отводит взгляд к скоплению пламенных цветов, тихо усмехаясь про себя. – Может, мне стоит попробовать?
Девушка отводит взгляд, щеки немного краснеют.
- Рюзаки… - тихо зовет она.
- Да?
- Я замерзла.
- Ах да, прости, не подумал. Давай, я согрею.
Гулкий шелест листвы вдалеке, в роще, где уже умолкла птица. Журчанье тихой речки, что никак не простится с ивой. Орлица скрылась и ветер бушует. Тихий звон в золотом поле, это всего лишь колосья недоспелой пшеницы…
Крепкие объятия в немой тишине ветреного вечера. Теплые объятия, греющие. И с ним так спокойно. И с ней так легко.
А он слышит. Тук-тук, тук-тук – бьется девичье сердце. Слабую улыбку вызывает лишь мысль о том, что и разрыв-трава ему не нужна, ключик к ее сердечку он уже подобрал…



Тревожен лес в лучах заката.
Здесь жил народ древлян когда-то.
И тайный дух обрядов древних
верно хранят, вечно не спят
Немые стражи, но нам расскажут.
Мы их без слов знали из снов.

Нет, не заменит мне никто
Свет твой, ритмы сердца твоего,
Ты напои разрыв-травой,
И замети следы домой.


Категории: By Kemu, | проза |
вторник, 1 января 2013 г.
Зимний вечер. Игра. Длинноухое создание 08:40:07
Название: Зимний вечер. Игра.
Автор: ­Kemu
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: Тоуширо/Такани (м/ж)
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Драма, Психология, POV, Songfic (Обе-Рек feat Nooki - фонари), ER (Established Relationship)




Подробнее…POV Такани Мигуми:

Сидя у промерзшего окна, наблюдая за мелкими снежинками, что порой кажутся просто мертвым снегом…просто ждешь… Зимним вечером в такой обстановке иногда задумываешься о многих вещах. Например, хочется понять, почему не видишь ту или иную вещь, пусть она и прямо у тебя под носом; Иногда хочется подумать о том, что бы ты сделал, если бы знал, что эта за вещица эдакая… Глупо полагать, что я узнаю, просто наблюдая за каждой упавшей снежинкой.
Хм…похоже, будет метель. Сильная. Сильная и своевольная метель. Пусть бушует в волю. Помоги ей. Она поставит на место тех, кто не воспринимает зиму всерьез. Будет холодно. Хорошо…
Забавно, однако. Ведь именно снег, холод и лед напоминают мне о тебе. Холодный же ты все таки, раз у меня такие ассоциации. До боли в груди раздражает. Очередная глупость. Что за мысли? Не знаю. Просто лезет в голову подобная чепуха. Бред. Знаешь, так и до истерики недалеко. К чему вообще все это?
Руки сейчас дрожат, отскребая со стекла морозный слой льда. Я замерзла. Изнутри ничего не греет. Не единое чувство, о котором ты говорил. Дурак. Извечный дурак. Хочу, чтобы ты сам согрел. Просить? Не желаю. Покажу свою слабость перед тобой. Видимо, именно зимой я беспомощна. Это твоя стихия. Черт, словно с тобой за одно….

Расскажи мне, как кусается злая метель,
Как темно и безнадёжно в остывшем окне,
Как от этого сходишь с ума,
Как от этого пусто внутри,
Как во всём виновата зима
И фонари…



POV Тоуширо Хитсугая:

Я запутался. Потерялся в нелепом мире, что крутится рядом с нами. Видимо это случилось уже давно. Ничего не понимаю. Что происходит вокруг? С чего вообще было принято решение идти за тобой до конца? Теперь сбился с пути. Нужно учиться понимать тебя сначала. То ли чего хотел? Все же, уже не отпущу и не оставлю. Я твердо решил, но…запутался.
Что если все это игра? Если так, то она мне не нравится.Определенно. Может и правда дурак, что начал играть, не изучив правила. Но не может же все это быть наигранным сценарием, который ты придумала в тайне от меня? А знаешь, все равно буду сражаться. Пусть покалечат, пусть ранят, пусть отнимут право дышать, все равно буду с тобой! Лишь бы видеть, что ты научилась слушать сердце и чувствовать. Одна из вещей, что есть высшая мера радости для меня. Возможно, со временем, ты расскажешь, что же за мысли ты прячешь где-то в глубине души. Почему поступаешь так или иначе. Расскажешь правила этой игры, и мы будем единой фигурой на шахматной доске.
Наверняка ты ещё не ложилась. Все ждешь меня. Одиноко? Уж мне-то знакомо это чувство. Жди, скоро буду… Просто дай мне ещё немного насладиться этим снегопадом, морозным воздухом, что уже пробирается в легкие. Скоро буду…

Расскажи, как порвалась путеводная нить,
Как взбесилась вдруг магнитная стрелка в руках,
Как летели по горной реке,
Как дарили победу камням,
На разбитом струилось виске
К мокрым рукам.




POV Такани Мигуми:

Успеешь ли ты к тому времени? Успеешь ли вернуться до того, как я усну, до того, как мысли выведут меня на очередное бессмысленное решение, на очередной необдуманный поступок. Мм…просто возвращайся. Мне вредно много думать. Да и не хочется. Но это единственное, что позволяет понять мне то, о чем ты твердишь. Я научусь слушать тебя и понимать, а ты научи меня чувствовать. Мерзко звучит. Словно бесчувственно извлекаем выгоду друг из друга. Ахах, сам же этому научил. Гордись теперь. Тебе не нужно долго объяснять, ты с первого раза попадаешь в точку, давая оправдание всему, что я делаю. И правда гений…Или не хочешь знать правду.
Знаешь, вы оба ставите меня перед выбором… Ты и он, все равно что огонь и лед, лето и зима, демон и Хранитель Рая… Один – полная противоположность другому.
Порой хочется просто сделать шаг, упасть с высокой скалы в ветреную погоду и отпустить все это, отправить все к черту, избавившись от этой боли, что душит каждый раз, когда думаю о чем-то похожем. От этого кажется, что вот-вот поглотит тьма и канешь в пустоту, которой нет. Боже, опять меня не в то поле понесло. Я же говорила, это сводит с ума. Стальная цепь, навязывающая смятение и эту нерешимость давно лишила меня свободы выбирать. Я ничего не решаю. Да и не могу сама…Что за сеть я сплела…Ах, постой, бабочки не плетут сети. Они лишь умирают, попадая в них…

Расскажи мне, как срывалась с отвесной скалы,
Как в объятиях сжимала нелепая боль,
Как сегодня ты сходишь с ума,
Как отчаянно пусто внутри,
Как во всем виновата сама и фонари...
Поделиться…



Категории: | проза |, By Kemu
Вечер со светлячками Длинноухое создание 08:34:04


Название: Вечер со светлячками
Автор: ­Kemu
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: G
Жанры: Флафф, Психология, POV

Подробнее…Ночная тишина казалась такой тонкой и невинной, казалось бы она что-то совсем иное, не связанное с этим миром. Её просто нет...
Она лишь темный фон за декорацией ночного леса.
Зима, да? Точно. Тогда была зима. Я и сама не знаю как нашла то место, как нашла луг, нежно озаряемый мерзлой луной, наблюдающей тогда за нами.
Она была зрителем. Следила за "представлением", сожалеюще глядя сверху вниз. Я ведь тогда привела тебя за собой. Словно ребенок,желающий показать результат своих стараний тому, ради кого все и было затеяно. Глупо.
Увидеть поляну по которой светлячки плавно ведут собственный танец, ритм, движения которого знакомы только им; поляну по которой "разбросал" кто-то цветы. Они...они не должны были всходить ещё долгое время, но я нашла это место!
Нашла и вела за собой. Я вела, а ты был всего лишь ведомым. Так иди за мной дальше и будь как прежде ведомым! Но лишь сегодня...
Почему-то...почему-то снега не было, наверное, это всё климат. Тут никогда не бывает много снега. Жаль. Он ведь так мне нравится. Я помню.
Мне нравится смотреть, как снежинки оседают на твоих и без того белых волосах. Лишь едва слышно они позвякивают. Эти ледяные осколки так любят тебя? Считают чем-то родным? Нет? Тогда почему кожа покрывается тончайшим слоем инея?
Я коснулась тебя, прильнула к твоей груди? Нет. Это ты притянул меня к себе, обняв покрепче. Почему ты так на меня смотришь? Я не узнаю прежнего тебя. Раньше улыбка на твоих устах казалась мне чем-то необычным, как если в середине лета грянет снегопад. Покачиваясь в воздухе, оставляя после себя холодок, крупицы снега найдут свое место, пав на землю. Теперь они станут частью чего-то одного. Единое целое, которое погибнет от лучей жаркого солнца. Неожиданно, да? Так же и твоя улыбка... Она появляется довольно редко, а затем исчезает, не успеваю я и заметить. Порой, не хватает сил, чтобы спокойно созерцать эту улыбку.
Я становлюсь слабее. Рядом с тобой? Или это всего лишь эмоции? Сердце стучит. Мое? Твое? Похоже, мне уже этого не разобрать, ведь я так близко, а ты робко, неуклюже отводишь взгляд. Трепетность, нежность, снисходительность...
Это...я сделала тебя таким? Я заставила сердце "зимнего" мальчика скинуть ледяную оболочку, снежные оковы и разгонять горячую кровь по телу, как сейчас? Это ведь уже не имеет значения, так? Нет, сейчас не имеет-однозначно.
Я ведь...тоже сама не своя. Я не могу понять что со мной творится. Видя тебя таким...каким сделала сама. Я просто хочу кричать, смеяться, биться в истерике,смотреть на тебя и ощущать рядом тепло, которое подарил мне ты.
Может скажешь мне,как это называется? Я совсем не разбираюсь в том, что чувствую. Как зовется чувство, заставившее меня вести себя как ребенка, смущенно опуская глазки, выдавая себя? Как называется то, что заставляет на щеках проступать румянец, сжимая все внутри? Что отбирает у меня слова, дар речи. Как же глупо я выгляжу, если смотреть твоими глазами...
"Хрупкая,беззащитная" - такими будут твои мысли? Но это не я. Я не хочу этого. Нет, в твоих глазах я должна быть той, от чьего безумно холодного взгляда хочется умереть, той, что убьет даже самого близкого человека без колебаний. Даже если это будешь ты сам...
Такое...теплое дыхание, шуршащее по шее, которую уже поглотил бледный, холодный слой тончайшей ледяной пелены. Оно, твое дыхание, размораживает иней, заставляет меня неуловимо краснеть. Голова начинает немного кружиться, но лишь на мгновение.
Подняв глаза, я ищу то, что может мне о тебе рассказать. Что-то, что скажет мне о твоих мыслях. Твой взгляд...взгляд изумрудных глаз направлен куда-то вдаль, где нет ничего кроме пустоты. Мне хватит и того, что ты просто рядом. Я могу спокойно прикрыть глаза, опустив голову на плечо человека,который был самым неприступным, кажется, да? Юноша с замерзшим сердцем в котором столько скрытой силы и желания сражаться за что-то... Что-то, что тебе дорого. Почему ты вдруг дрогнул, когда я так покорно пала к тебе? Я не знаю, но теперь ты смотришь на меня... На ту, за кого отдашь жизнь? А мне...мне хватит и обещания. Только обещай, что всегда будешь рядом! Обещай, что такой момент ещё раз повторится. Такой, как сейчас, когда снег, ты, я и больше ничего не нужно. Только обещай, что будешь рядом...вечность...
Крылья оторваны. Форма потеряна.
Сможет ли взлететь эта бабочка?
И если я та бабочка, то ты мои крылья.


Категории: | проза |, By Kemu
воскресенье, 2 декабря 2012 г.
Suo 13:33:22
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 15 октября 2011 г.
2225 AD Fide 16:27:42
Со всех сторон на Марс смотрело бесчисленное количество звёзд, протянувшие к нему свет своего сияния. Множество из них давно исчезли, но свет, идущий по Вселенной, оставался единственным о них напоминанием. Даже не подозревая о существовании Марса, они заставляли его жить и не сдаваться.
Подробнее…Он видел Землю, благоухающую, наполненную жизнью планету. Она стала единственным объектом любви для Марса, как и для сильнейшей, ярчайшей, темнейшей ненависти. Эта обитель жизни, любимец Светлейшей звезды, которая достаточно крепко любит Землю, держа поближе, но довольно благоразумна, не приближая слишком близко к себе. Благодаря этой вселенской любви на Земле и появились условия для расцвета органики.
Как и на Марсе раньше. Но теперь Марс – нелюбимый старший сын, фигуру которого затмила собой дышащая жизнью Земля, младшенькая. Теперь Марс находится в космических темноте и холоде.
И зависть, и любовь, и сожаление испытывал Марс к обитателям Земли. Лёгкие, радостные, не задумывающиеся о своём происхождении и своей участи существа. Они так напоминали Марсу о живших на нём самом существах. Каждый раз, вспоминая о них, тепло разливалось по его душе. Но сейчас они все мертвы, их нет. Даже если есть жизнь после смерти, то она только такая: умершие марсиане обратились в невидимых существ и сидят на песках и голых скалах, вперив свои мёртвые глазницы в чёрные глубины космоса, постепенно растворяясь в нём. Они ничего не чувствуют, ничто не изменит их положения и настроения. Когда Марс исчезнет, они будут парить в пространстве, даже не заметив пропажи поверхности.
Что может быть хуже бытия планетой, мёртвой и холодной снаружи, но испытывающей сильные эмоции внутри? Ответ есть. Быть мёртвой планетой полностью. Таких тут большинство, они либо слишком близко, либо слишком далеко от Светлейшей звезды, она их не любит совсем. Планеты, не получившие своей доли разума, они так и плавают в космосе, не зная нервной деятельности и чувств.
Идиоты.
Земляне много раз посылали на Марс корабли, спутники, марсоходы, и даже людей. Когда первый из них ступил на поверхность планеты, Марс ощутил сильнейший заряд наслаждения, от чего началось небольшое землетрясение. Этот малюсенький шаг заставил планету вспомнить былые времена, когда таких шагов совершали большое количество каждый день. Марс жалел, что не может передать свою радость от их присутствия землянам. Они лишь будут сидеть на своих станциях, пугливо всматриваясь в осциллографы, ожидая новых сюрпризов от красной планеты. Ну а потом они снова выходят. Ах, почему они не могут так делать всегда!
Когда-то очень-очень давно, когда Светлейшая звезда дарила своё тепло и энергию намного дальше по расстоянию, Марс был цветущей и живой планетой. Многие миллионы лет на нём шло колоссально быстрое развитие жизни. Эволюция выводила прекрасные виды флоры и фауны, живущие под Светлейшей. Они были идеальны. Совершенно. Они наполнили Марс душой, которая может знать, мыслить, любить, страдать, ненавидеть и сражаться. Наличие души и отличает живые планеты от мёртвых.
А потом появились разумные существа, просто невозможно похожие на людей с Земли. Но хватит о людях, хватит о Земле, возвратимся лучше в лучшие времена. Ведь там так хорошо!
Марсиане развивались духом и телом, мыслью и стремлением. Вечные поэты, они смотрели вперёд, стараясь заглянуть за саму изнанку бытия. Они построили огромные космические корабли, сконструировали телескопы, исследуя неизвестную Вселенную. Они улучшали свою планету, разводя полезные образцы цветов, деревьев и животных. Религии как таковой у них не было, но каждый верил в своего невидимого покровителя, оберегающего своего питомца от несчастий и направляющего по верному пути. Нужно сказать, это было очень эффективно, марсианин всегда старался быть лучше, думая, что за ним наблюдают. Они действительно любили мир, а в Марсе души не чаяли.
Но однажды Марс решил ненадолго отвлечься от своих обитателей и взглянуть на соседей. Земля в то время была объятым пламенем шариком. А вот с другой стороны…
Чёрт, лучше бы он туда не смотрел. Оттуда на него уставился полный ненависти взгляд планеты под названием Фаэтон. У этого Фаэтона были только океаны из быстро гибнущих бактерий, дальше жизнь не развивалась из-за недостатка тепла Светлейшей. Калека. Фаэтон поэтому исходил злобой (“Your happy life, it makes me sick” – очень хорошо описывает ситуацию строчка из песни Елены Сигман). Ненависть была так сильна, что Марс чувствовал, как из-за неё Фаэтон наполнялся внутри трещинами и разломами, где плескалась раскалённая магма.
С тех пор Марс не мог избавиться от ощущения близости чего-то страшного и неотвратимого, проявления злого рока. Фаэтон что-то планировал, злорадно улыбаясь.
В один не очень прекрасный день он очень сильно раскалился изнутри, огонь, бьющий из разломов на поверхность, можно было видеть даже с Марса. Красная планета (тогда совсем не красная) посылала сообщения Фаэтону, умоляя его не делать ничего, что могло повредить им обоим. Но Фаэтон молчал, посылая эмоции радости и наслаждения, последних в его жизни. В последние секунды психика Марса пошатнулась, он неистово кричал, задыхаясь от страха.
Взрыв. Очень большой. Силой раскалённой ненависти Фаэтон разорвало на мелкие кусочки, разлетевшиеся во все стороны. В том числе и в направлении Марса. Они бомбардировали всю его поверхность, уничтожая всё живое и разрушая неживое. Душа планеты корчилась от физической и внутренней боли, теряя своих обитателей. Большей боли не могло быть в мире больше никогда. Останки Фаэтона не оставили шанса даже улетевшим марсианам, они настигли их корабли далеко в космосе. Космос – безвоздушное пространство, криков не было слышно. Но они были.
Марс не умер, его душа тоже не исчезла. Хоть в этом предсмертный план Фаэтона потерпел крах. Душа продолжала жить, корчась в мёртвом теле, вспоминая, любя и страдая.
На месте злодея-Фаэтона теперь был астероидный пояс, разделяющий Марс с Юпитером. Отдельные экземпляры иногда ударялись в поверхность, причиняя сильную боль от воспоминаний. Ничего, зато хоть земляне есть тут.
Марс часто думал, сможет ли он пойти по пути Фаэтона. Были аргументы против, но и за тоже присутствовали. В первую очередь это ненависть с завистью. Хоть они и были сильными, но магма внутри не вскипала, взрываться Марс не хотел, пусть даже забирая с собой Землю. Не тот градус.
Так бы и продолжалось это. Летал бы он себе по орбите, размышляя и вспоминая, чувствуя осторожные шаги пришельцев на себе. Но как-то раз он заметил невдалеке армаду больших кораблей. Тогда он особенно не испытывал чувств, но потом… Он бы сделал быстрый поворот вокруг своей оси, узнав, что его ждёт.
Терраморфирование. Землянам оказалось мало своей планеты, они летели колонизировать Марс, спасая его от одиночества.
А это значит – впереди новые эмоции, впечатления. И все они положительные. Храни Вселенная мудрость эволюции.


Музыка Globus - Take Me Away
Категории: | art |, | проза |, |By Fide|.
комментировать 2 комментария
пятница, 29 июля 2011 г.
Чем измерять время поэту? dzhi 20:53:35
Чем измерять время поэту? Количеством прожитых дней? Часов? Может секунд? Количеством написанных стихов? Или количеством лучших из них? Количеством слов, потраченных впустую или тех, которые никто так и не смог понять? Количеством людей, которые смогли вас оценить? Или тех близких, друзей, которые верили в вас еще до того, как вы стали известными или же до момента написания вашего первого стихотворения? Количеством тех, кто ни разу не обидел и не предал? Может быть, светом, который зажигает ваше творчество в сердцах читателей (миллионы герц ежедневно…)? Количеством совершенно бездарных рифм или полнейшего их отсутствия в первых ваших литературных опытах? Или наоборот числом гениальнейших ваших строк? Чувствами, вызванными вами у читателей? Душевными бурями, происходящими ежедневно из года в год? Депрессиями?
Чем измерять время писателю? Или тому, кто сейчас это читает? И стоит ли?

Категории: By Neon, | проза |
пятница, 10 июня 2011 г.
Sceptic 11:32:48
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 17 мая 2011 г.
Sceptic 10:24:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 15 апреля 2011 г.
Suo 18:29:17
Запись только для зарегистрированных пользователей.


the creator > | проза |

читай на форуме:
давай *протянула руку* Эрми, а так ...
тебя всего на пару часов хватит))я ...
Ну с самого утра, все так свалилось на...
пройди тесты:
Любовь-Коноха часть 1.
загадочный тест
Слёзы... Все они из-за тебя, Итачи...
читай в дневниках:
~

  Copyright © 2001—2018 LTalk
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх